Рост ПСА и время удвоения ПСА после радикальной простатэктомии: лечение больных

Адъювантная терапия после радикальной простатэктомии

Радикальная простатэктомия (РПЭ) на протяжении последних двух десятилетий остается одним из наиболее популярных методов лечения локализованного и местно-распространенного (Т3а) рака предстательной железы (РПЖ). В наблюдениях ведущих урологических клиник, имеющих большой опыт выполнения РПЭ, продемонстрированы высокие показатели безрецидивной выживаемости и хорошее качество жизни больных после проведенного хирургического лечения. В то же время, являясь одним из наиболее радикальных способов лечения РПЖ, оперативное вмешательство не во всех случаях приводит к полному излечению от заболевания. Развитие рецидива после РПЭ может быть связано как с недостаточно точным определением распространенности опухолевого процесса (невыявленная экстракапсулярная инвазия, инвазия семенных пузырьков, регионарные и отдаленные микрометастазы), так и с нерадикальным выполнением операции (позитивный хирургический край). В связи с этим проведение адъювантной послеоперационной лучевой и/или гормональной терапии (ГТ) (мультимодальное лечение) является привлекательной лечебной стратегией у больных локализованным и местно-распространенным РПЖ, относящимся к группе высокого риска прогрессирования опухолевого процесса.

Адъювантная лучевая терапия. Целью послеоперационной дистанционной лучевой терапии (ДЛТ) является профилактика развития местного рецидива опухоли после РПЭ. В связи с этим одной из основных проблем, возникающей при планировании адъювантного облучения, является отбор пациентов, у которых риск возникновения рецидива в области ложа предстательной железы (зоны везико-уретрального анастомоза) выше риска системного прогрессирования РПЖ. Кроме того, учитывая достаточно высокую вероятность развития осложнений при проведении ДЛТ после РПЭ, связанную со сложностями топометрии, и неочевидность пользы немедленного послеоперационного облучения, возникает вопрос, не лучше ли проводить отсроченную (спасительную) лучевую терапию уже при реализации местного рецидива опухоли или биохимического прогрессирования процесса?

Основными показаниями для проведения адъювантной (немедленной послеоперационной) ДЛТ являются неблагоприятные данные патоморфологического исследования: наличие положительного хирургического края (опухолевый рост по линии резекции), экстракапсулярная инвазия (ЭИ) опухоли, инвазия семенных пузырьков. Наиболее значимыми факторами риска для развития местного рецидива являются выход опухоли за пределы капсулы и позитивный хирургический край (ПХК). При этом для прогнозирования прогрессирования процесса важное значение имеет выраженность этих изменений (ограниченная или обширная ЭИ, фокальный или протяженный ПХК), а также их сочетание с различной дифференцировкой опухолевого процесса. Частота развития биохимического рецидива после РПЭ у больных с ЭИ и ПХК представлена в таблице 1.

Таблица 1. Безрецидивная (ПСА 0,2 нг/мл) у больных, получавших послеоперационное облучение, оказался на 88% меньше, чем у пациентов, которым было проведено только хирургическое лечение. 5-летняя безрецидивная выживаемость больных в группах комбинированного и хирургического лечения составила соответственно 89% и 55% (р 10,9 нг/мл и степень дифференцировки по шкале Глисона 4 + 3 балла являлись достоверными факторами прогноза развития рецидива после комбинированного лечения.

В работе Baylor College of Medicine проведен сравнительный анализ безрецидивной выживаемости больных с ПХК после РПЭ: 44 больным проведена адъювантная ДЛТ, 189 пациентам дополнительного лечения после операции не проводили (33). 5-летняя безрецидивная выживаемость в группе комбинированного лечения составила 90,9%, в группе хирургического лечения – 66,4%, 10-летняя безрецидивная выживаемость соответственно 90,9% и 54,5% (р=0,0012). Достоверными факторами риска развития рецидива в мультивариантном анализе являлись сумма Глисона > 7 баллов и протяженная ЭИ.

Неблагоприятное прогностическое влияние инвазии опухоли в семенные пузырьки на эффективность послеоперационной ДЛТ показано в исследовании, проведенном в Чикагском Университете и включающем 220 больных (34). Ни адъювантная, ни спасительная (при биохимическом рецидиве) лучевая терапия не приводила к достоверному увеличению безрецидивной выживаемости.

Таким образом, вышеперечисленные клинические и патоморфологические факторы прогноза имеют существенное значение для выбора активной (адъювантная ДЛТ) или выжидательной (наблюдение до прогрессирования) послеоперационной тактики у больных РПЖ. В нескольких исследованиях эффективность немедленного послеоперационного облучения сравнивается с результатами отсроченной (спасительной) ДЛТ (таблица 3).

Таблица 3. Немедленная (адъювантная) и отсроченная (спасительная) лучевая терапия у больных после РПЭ.

ПСА при раке простаты

Предстательная железа, расположенная у мужчин под мочевым пузырем , выделяет вещество под названием ПСА. Название расшифровывается как «простатоспецифический антиген». Но при аденоме или раке простаты уровень ПСА повышается: это вещество служит маркером для диагностики болезни. [1]

Как значения ПСА меняются при раке простаты

Количество антигена в крови измеряется в нанограммах на миллилитр. В норме уровень общего ПСА составляет от 0 до 4 нг/мл в сыворотке крови. [2] Если это значение увеличивается, врачи говорят о каких-то патологических процессах внутри простаты. [3]

Читайте также:
Может ли иметь детей мужчина с одним яичком: мнение специалистов

Уровень выше 4 нг/мл позволяет предположить сразу несколько болезней предстательной железы. Это, например, аденома простаты или хронический простатит. [4, 5]

Если значения больше 10 нг/мл, вероятность рака предстательной железы составляет около 53 %. [5]

Если врач видит подозрительные результаты анализа, он отправляет пациента на биопсию. [1] Это метод диагностики рака, при котором специалист забирает образец ткани железы и исследует ее. Также показания для биопсии – быстро растущий уровень ПСА. [1]

Что происходит после удаления опухоли

Если обследование показало рак, пациент проходит лечение – радикальное или паллиативное в зависимости от стадии болезни. Когда излечение возможно, проводится операция, радикальная простатэктомия: мужчине удаляют предстательную железу вместе с опухолью. [1] Операция помогает достичь пятилетней безрецидивной до 90 % и общей – до 97 % для пациентов с I-II стадиями болезни. [4] После операции ПСА должен составлять не более 0,2 нг/мл . [4]

Что значит, если показатель растет после лечения

Если через какое-то время после удаления простаты ПСА снова начал расти, и его значение превысило 0,2 нг/мл, врачи предполагают рецидив болезни. [4] В таких случаях: [1, 4]

назначают биопсию рецидивной опухоли, чтобы проверить, действительно ли рак вернулся;

планируют вторую линию радикальной терапии.

К системным, в том числе гормональным методам лечения прибегают, если опухоль распространилась за пределы предстательной железы. [1]

Что делать после удаления опухоли

раз в 3 месяца на протяжении первого года после операции;

раз в полгода в течение следующих двух лет;

каждый год впоследствии.

Внимательное отношение к анализам позволяет выявить рак на более ранних стадиях и излечить его еще до появления метастазов [6] , а значит, снизить риск рецидивов. Будьте внимательны к своему здоровью: болезнь, выявленная на ранних стадиях, легче поддается лечению.

Вас также может заинтересовать

Операции при раке простаты

Удаление простаты при раке проводится по показаниям, операция назначается мужчинам моложе 70 лет. Мужчинам старше 70 лет назначают другие виды терапии рака.

Метастазы при раке простаты

Метастазы при раке простаты чаще всего обнаруживают в костной ткани. Рак простаты дает метастазы на поздней стадии развития заболевания.

Профилактика рака простаты

Специфической профилактики рака простаты не существует. Дело в том, что происхождение болезни в первую очередь связано с факторами, на которые люди повлиять не могут: с возрастом и генетическими особенностями.

Лечение рака предстательной железы

Рак простаты – приговор или просто проблема, которую можно решить? Узнайте все об актуальных методах лечения рака предстательной железы при помощи гормональных средств без операции на разных стадиях.

Как проходит лечение рака предстательной железы?

Рак простаты – болезнь коварная. Вы, наверное, знаете, почему онкологических заболеваний так боятся: на ранних стадиях они вообще никак себя не проявляют. Ничего не болит, нигде не появляется кровь. При некоторых диагнозах бывает легкий дискомфорт – не более. Поэтому люди из группы риска рака простаты должны регулярно проходить обследования.

Шкала Глисона при раке предстательной железы

Что представляет из себя шкала Глисона для оценки риска рака простаты? Как производится оценка и происходит расшифровка сумм баллов? Является ли оценка точной?

Рак простаты 4 степени

В статье есть подробная информация о раке простаты 4 степени с метастазами, сколько при этом живут, причины возникновения, прогноз продолжительности жизни при четвертой стадии онкологии предстательной железы.

Упражнения для укрепления мышц тазового дна

Тренировки на каждый день для вашего здоровья.

Тренировка мочевого пузыря

Комплекс упражнений для тренировки мочевого пузыря.

Рекомендации по изменению образа жизни

Читать комментарии (0)

[3] Л.В. Гундорова, А.В. Говоров, И.И. Бабиченко, А.В. Бормотин, Д.Ю. Пушкарь. Сывороточный и тканевой простатспецифический антиген при различных стадиях онкогенеза предстательной железы человека. / Регулярные выпуски «РМЖ» №8 от 29.04.2003. С. 460.

[4] Рак предстательной железы. Клинические рекомендации. / Министерство здравоохранения Российской Федерации. 2020. С. 18–19, 92–93, 98.

[5] Е.Б. Мазо, М.Э. Григорьев, А.Б. Степенский, Д.В. Лебедев. Простатический специфический антиген в скрининге и мониторинге больных с доброкачественной гиперплазией предстательной железы. / Регулярные выпуски «РМЖ» №12 от 17.06.2001. С. 533.

Читайте также:
Может ли мужчина быть бесплодным или это редкость?

[6] Р.Р. Холл. РАК ПРОСТАТЫ: КРАТКИЙ ОБЗОР ДАННЫХ. / III РОССИЙСКАЯ ОНКОЛОГИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ. Электронный источник: https://rosoncoweb.ru/library/congress/ru/03/22.php (дата обращения: 06.03.2021).

  • Заболевания
  • Проверьте себя
  • Дневник мочеиспускания
  • Карта туалетов
  • Карта поликлиник
  • Раздел для специалистов
  • Видео
  • Карта сайта

Сайт URO-INFO.RU является собственностью Частной компании с ограниченной ответственностью «Астеллас Фарма Юроп Б.В.» (Нидерланды). Адрес: почтовый ящик 3444, 2300АН, Лейден, Королевство Нидерланды, местонахождение: Сильвиусвег, 62, 2333ВЕ, Лейден, Королевство Нидерланды. Также, все вопросы вы можете адресовать через московское представительство Астеллас по адресу: 109147, Россия, г. Москва, Марксистская, 16. Информация на сайте носит информационный характер и не содержит персональных данных. Частная компания с ограниченной ответственностью «Астеллас Фарма Юроп Б.В.» не обрабатывает персональные данные посредством сайта (URO-INFO.RU). Запрещается любое копирование без разрешения собственника, Частной компании с ограниченной ответственностью «Астеллас Фарма Юроп Б.В.» (Нидерланды).

Информация на сайте разработана при поддержке Частной компании с ограниченной ответственностью «Астеллас Фарма Юроп Б.В.» (Нидерланды) в целях повышения осведомленности пациентов о своем заболевании.

Уровень ПСА (простатспецифического антигена) после простатектомии

Простатэктомия – специфическая урологическая операция, при которой хирург удаляет предстательную железу, чаще всего по причине патологического увеличения ее тела или ракового перерождения. После операции врачи используют лабораторный тест на специфический антиген простаты (ПСА), чтобы проверять наличие рецидива рака.

Предстательная железа вырабатывает небольшое количество белка, который называется простат-специфическим антигеном (ПСА, PSA). И, соответственно, раковые клетки, источником которых являются нормальные клетки из этой мужской железы, также продуцируют этот антиген. Врачи, в свою очередь, используют анализ по определению уровня ПСА в крови. Высокие уровни этого антигена указывают на проблемы со здоровьем предстательной железы, в том числе и развитие рака простаты.

Одним из действенных методов лечения рака предстательной железы является простатэктомия. Во время этой операции хирург полностью удаляет простату и также ткани, которые окружают ее.

После простатэктомии мужчины в большинстве продолжают проходить тесты на ПСА. Это помогает врачам проверить и убедиться, что рак и другая онкологическая патология простаты окончательно побеждена.

В этой статье мы обсудим почему анализ на простат-специфический антиген настолько важен после простатэктомии и что показывают его результаты. Также в тексте будет поднят вопрос лечения и профилактики повышения уровня ПСА.

Почему лабораторный анализ на ПСА так важен после простатэктомии?

Ответ прост – чтобы вовремя отследить возможный рецидив рака простаты. «Сухие» факты: согласно данным исследования 2013 года, в 20-40 процентов мужчин (а это четверть/почти половина (!) ), Которые были прооперированы в течение 10 лет после даты исследования, происходит возврат этой страшной болезни.

Хотя хирурги и удаляют предстательную железу во время простатэктомии, некоторые раковые клетки могут проникнуть в окружающие ткани. Это процесс похож на локальное метастазирование. И, в случае если эти клетки продолжат размножаться, возникает рецидив рака вырастает новая опухоль.

Что означают результаты исследования?

Общепринятой единицей измерения ПСА является нанограмм на миллилитр (нг/мл) крови. Уровни ПСА меняются со временем и проявляется устойчивая тенденция повышения их с возрастом. Они также могут отличаться между различными индивидуумами.

В соответствии с рекомендациями Фонда по лечению рака простаты, вот уровни вариантов нормы в кореляции с возрастом:

Возраст Нормальный диапазон ПСА
40–49 лет 0–2,5 нг/мл
50–59 лет 0–4 нг/мл
60–69 лет 0–4,5 нг/мл
70–79 лет 0–6,5 нг/мл

Есть одна важная деталь. Урологи рекомендуют проведение первого анализа после радикальной простатэктомии через 6-8 недель после операции. Это связано с тем, что уровень ПСА снижается постепенно и проведенные до указанного периода тесты все еще могут показывать высокие показатели наличия антигена.

После проведенного лечения как пациенты так и врачи ждут низкого уровня ПСА в крови. Во многих случаях он вообще не идентифицируется. Это является важным критерием успешного лечения.

Однако, если проведен лабораторный анализ все еще фиксирует наличие ПСА после простатэктомии, это вовсе не означает, что рак вернулся. Клетки, которые совершенно невозможно отнести в категорию «опухолевых», могут также производить ПСА. Только врач может правильно интерпретировать результаты анализа и дать заключение, нуждается ли пациент в дальнейшем обследовании или лечении.

Читайте также:
Гормональные нарушения у мужчин: симптомы, лечение

Насколько серьёзный высокий или растущий уровень ПСА?

Наблюдение за повышением уровня ПСА не всегда означает рецидив рака простаты или метастазирования. Этот анализ очень чувствителен и может проявлять совсем незначительные изменения уровня простат-специфического антигена.

Для врачей более важно в анализе то, как быстро повышается уровень ПСА в крови. Чтобы это обнаружить, мужчине придется сдавать кровь на ПСА регулярно. Если уровни стабильные или растут очень медленно, лечение может и не понадобиться.

Есть исключения. В некоторых случаях высокие уровни простат-специфического антигена не связаны с клетками рака. Факторы, которые могут повлиять на уровень, следующие:

При рассмотрении результатов анализов уролог обязательно учитывает эти факторы и это позволяет понять насколько высоки эти уровни ПСА для того, чтобы начать беспокоиться.

Нужны ли другие анализы?

Врачи обычно не назначают лечения на основании однократного теста ПСА. Если возникнут какие-то подозрения, они будут следить за уровнем в течение определенного времени, чтобы понять растет ли он.

Анализ на ПСА – это только один из методов диагностики здоровья пациента после простатэктомии. К примеру врач может использовать визуализационный тест для поиска опухоли или определения наличия раковых клеток.

Также урологи проводят опрос пациента по поводу любых других симптомов, которые могут указать на рецидив рака простаты.

Лечение повышенного уровня ПСА

В случае медленного или незначительного роста уровня ПСА у пациента лечение в большинстве случаев не требуется. Врач, принимая решение по поводу лечения, учитывает общее состояние здоровья, детальное изучение истории болезни, возраст и прочее.

Однако в случае более быстрого роста показателей, врачи выбирают тактику активного наблюдения. Это серия сдачи анализов и проверок состояния здоровья на регулярной основе в течение определенного времени. Лечение назначается только в случае необходимости. Рак простаты часто прогрессирует очень медленно, поэтому могут пройти годы до дня необходимости назначения лечения пациенту.

В случае, если человек ранее проходил простатэктомию, врач может назначить лучевую терапию. Это вид лечения, при которой раковые клетки уничтожаются с помощью высокоэнергетических частиц.

Но надо учитывать, что лучевая терапия подходит не для всех пациентов. Если человек уже принимал курс лучевой терапии до операции, он в подавляющем большинстве случаев не сможет пройти это лечение снова. Повторный курс лучевой терапии может вызвать нежелательные побочные эффекты.

Также, чтобы уменьшить или инактивировать опухоль, врачи могут назначить гормональную терапию. Ее назначают в качестве монотерапии или в комплексе с лучевой и/или хирургическим вмешательством для большей эффективности.

Профилактика повышения уровня ПСА

Чтобы не провоцировать повышение уровня антигена, Американская ассоциация рака приводит рекомендации для таких пациентов:

Отказаться от привычки курения любых табачных изделий

Регулярно заниматься спортом

Следить и поддерживать вес тела в возрастной норме

Здоровое питание с большим количеством овощей и фруктов

Ограничение употребления алкоголя до умеренного количества

Прогноз

Ученые работают над повышением точности анализа крови на ПСА. Они стремятся усовершенствовать его настолько, чтобы он точно указывал на излечение, ремиссию или прогрессирования рака.

Но пока можно лишь констатировать, что повышение уровня ПСА после простатэктомии не означает, что рак вернулся. Часто раковой опухоли необходимы годы роста, чтобы достичь уровня, который необходимо будет лечить. А некоторые люди с диагнозом вообще не будут нуждаться лечения.

Однако в случае рецидива рака простаты, дальнейшее эффективное лечение возможно. Лучевая терапия, лечение гормонами вместе с активным наблюдением – это все варианты для пациента с «повторным» возвращением рака после простатэктомии.

Простатэктомия – это один из эффективных методов лечения рака предстательной железы, основанный на хирургическом вмешательстве с удалением простаты.

Дальнейшие медосмотры и анализы на ПСА необходимые для проверки и наблюдения случаев рецидива болезни после простатэктомии. После этой операции человек, как правило, будет сдавать кровь на простат-специфический антиген каждые 6 месяцев.

Симптомы рецидива рака простаты после радикальной простатэктомии

Радикальная простатэктомия (РПЭ) — самый эффективный метод лечения локализированных форм рака, который позволяет полностью удалить опухоль. Однако даже удаление первичного очага заболевания не исключает появления отдаленных метастазов в послеоперационный период. По имеющимся данным, в России в течение 10 лет после проведения операции у 35 – 40% пациентов с клинически локализованным раком простаты возникает рецидив, при этом у 95% он диагностируется в первые 5 лет после операции.

Читайте также:
Общий тестостерон: анализы

Причины рецидива рака простаты

Основная причина рецидива рака простаты после радикальной простатэктомии — оставшиеся в организме пораженные клетки, которые в активном состоянии способны к неконтролируемому размножению.

Как в организме остаются злокачественные клетки? В первую очередь, это отдалённые вторичные очаги — метастазы, которые в момент проведения оперативного вмешательства присутствуют в организме. Они распространяются как в ткани ближайших органов (семенные пузырьки, тазовые лимфоузлы, шейку мочевого пузыря, кишечник), так и в печень, легкие, кости осевого скелета, органы центральной нервной системы. Рецидив такого вида называют метастатическим.
После операции по удалению простаты может возникнуть локальный рецидив — при образовании позитивного хирургического края, который представляет собой неиссеченные раковые клетки, оставшиеся после удаления опухоли. Позитивный хирургический край может образоваться, когда рак распространяется за капсулу предстательной железы или при низком качестве оперативного вмешательства.

Факторы прогноза местного рецидива рака простаты после РПЭ

Прогрессирование рака простаты после радикальной простатэктомии происходит крайне медленно и практически бессимптомно. Риск развития рецидива определяют по совокупности биомаркеров: уровню сывороточного ПСА, плотности ПСА патологоанатомической стадии рака, сумме Глисона, характеру хирургического края, объему удаленной опухоли, лимфоваскулярной и периневральной инвазии. Общепризнанным фактором прогноза рецидива также является предоперационный уровень ПСА в сочетании со степенью распространенности рака.

Уровень простатспецифического антигена

Исследования C.R. Pound в 1999 году показали, что все без исключения случаи рецидива рака простаты сопровождаются повышением уровня простатического специфического антигена (ПСА) — протеина, вырабатываемого клетками предстательной железы. В течение 2-3 недель сразу после успешного проведения радикальной простатэктомии у подавляющего большинства пациентов уровень ПСА снижается до пороговых значений.

Любой рост уровня антигена и его отличная от нуля величина могут быть индикатором локального или отдаленного рецидива рака. Поэтому оценку уровня рекомендуется проводить через 3 и 6 месяцев после операции, затем в течение первых трех лет после РПЭ — через каждые полгода, в дальнейшем — 1 раз год.
Однако если после удаления опухоли остался позитивный хирургический край, уровень ПСА также может незначительно повышаться, при этом другие клинические признаки опухолевого процесса отсутствуют.
На сегодняшний день пороговым значением неблагоприятного прогноза, которое может свидетельствовать о наступлении рецидива рака простаты после радикальной простатэктомии, считается повышение ПСА до 0,2 нг/мл и более в двух последовательных измерениях. При этом вероятность прогрессирования болезни увеличивается, если скорость роста уровня антигена превышает в год 0,75 нг/мл, а удвоение ПСА наступает за срок менее 10 месяцев. При этом также принимают во внимание плотность ПСА — отношение дооперационного уровня антигена к объему удаленной простаты.

Сумма Глисона

Злокачественные опухоли простаты неоднородны. Для оценки структурной дифференцировки злокачественного образования используется сумма Глисона. Она определяется в результате сложения приведенных к пятибалльной шкале результатов гистологического исследования двух участков пораженной железы и позволяет оценить степень прогрессирования опухоли. Минимальный риск развития рецидива у пациентов с локализованной формой рака при показателе Глисона 6, максимальный — при значении от 8 до 10.

Характер хирургического края

При «чистых» краях резекции прогноз развития рецидива минимален, он составляет не более 16%. В то время как при позитивном хирургическом крае — 26%. Уменьшить риск образования позитивного хирургического края позволяет радикальная робот-ассистированная простатэктомия Да Винчи. Система роботической хирургии предоставляет хирургу 3D-изображение и 20-кратное увеличение оперируемой области, что позволяет полностью удалить пораженные ткани.

Совокупность вышеперечисленных факторов, а также объем удаленной опухоли более 4 куб. см, лимфоваскулярная и периневральная инвазия и стадия рака от Т2а и выше увеличивают риск возникновения местного рецидива рака простаты после радикальной простатэктомии.

Диагностические исследования

При возрастании уровня ПСА после РПЭ для уточнения диагноза на ранних стадиях развития рецидива используют современные методы визуализации.

  • Трансректальное УЗИ (при подозрении на локальный рецидив и как метод контроля при проведении биопсии).
  • Эндоректальная МРТ малого таза с контрастным усилением (идентифицирует рецидивирующие опухоли при относительно низких значениях ПСА).
  • Мультиспиральная компьютерная томография (выявление висцеральных и костных метастазов, оценка состояния лимфоузлов).

Проведение компьютерной и магнитно-резонансной томографии рекомендуется пациентам с повышенным уровнем сывороточного ПСА, а также при жалобах на боли в костях (независимо от уровня ПСА).

Читайте также:
Хронический везикулит: этиология, механизм развития заболевания, курс лечения

Методы лечения рецидива

Локализованная форма

Пациентам с высоким риском рецидива может быть рекомендовано проведение адъювантной лучевой терапии сразу после операции. Облучению подвергают ложе удаленной предстательной железы и регионарные лимфатические узлы. Полный курс лечения длится около 7 недель, сессии облучения — ежедневно.

Метастатический рецидив

На стадии рака T3a-bN0/1M0 после РПЭ при низкой распространенности процесса для предотвращения рецидива рекомендовано применение лучевой терапии в комбинации с курсом андрогенной депривации. Пациентам с тяжелыми сопутствующими заболеваниями может быть назначена гормональная терапия или комбинация гормональной и химиотерапии.

Выбор метода лечения для каждого пациента определяется индивидуально в зависимости от стадии заболевания, группы риска, размера опухоли, значений биомаркеров.

Рост ПСА и время удвоения ПСА после радикальной простатэктомии: лечение больных

Радикальная простатэктомия является одним из основных способов лечения локализованного рака предстательной железы (РПЖ) и может выполняться с использованием позадилонного или трансперинеального доступа, а с 1997 г. выполняется лапароскопически [1, 2]. Большинство урологов пользуются позадилонным доступом, описанным P. Walsh [3]. Согласно его методике радикальная позадилонная простатэктомия (РПП) должна обеспечивать контроль над опухолью, максимально способствовать сохранению механизма удержания мочи, а при возможности – потенции [4]. За последние годы отмечается изменение популяции больных с локализованным РПЖ. Все больше пациентов имеют низкий уровень простат-специфического антигена (ПСА), сумму балов по шкале Глисона в биоптатах не более 6 и нормальную картину по данным пальцевого ректального исследования (ПРИ) – клиническая стадия Т1с. Это стало возможным благодаря внедрению программ скрининга РПЖ. Так как у таких больных проще контролировать опухоль в связи с большей вероятностью полного ее удаления во время операции, функциональные результаты (удержание мочи и потенция) становятся более значимыми. Хотя большинство оперированных больных считают, что их половая жизнь и даже способность удерживать мочу стоят на втором месте по сравнению с возможностью полного излечения от рака, они никогда не безразличны к функциональным результатам оперативного лечения [5, 6].

Результаты оперативного лечения (прогрессия опухоли, удержание мочи, эректильная функция) часто оцениваются раздельно. Мониторинг ПСА в послеоперационном периоде позволяет выявить биохимический рецидив заболевания. Способность удерживать мочу оценивается количеством прокладок, используемых больным за сутки. Эректильная функция зависит от сохранности сосудисто-нервных пучков и оценивается с помощью различных опросников. Нами были проанализированы результаты оперативного лечения при динамическом наблюдении за больными, перенесшими РПП. Результаты оценивали на основании уровня ПСА и данных специально разработанной анкеты.

Материал и методы

Мы наблюдали 174 больных, перенесших РПП в клинике урологии МГМСУ. Предоперационная характеристика больных представлена в таблице.

Период наблюдения составлял не менее одного года, при этом визиты больных в первый год осуществлялись через 1, 3, 6, 9 и 12 месяцев со дня операции. При каждом визите больной заполнял опросник (см. приложение).

Начиная с 3 месяца наблюдения в обязательном порядке определяли уровень ПСА и в случае его повышения проводили ПРИ. Биохимическим рецидивом считали повышение уровня ПСА более 0,4 нг/мл.

О полном удержании мочи шла речь, если пациент не пользовался прокладками. Потенция считалась сохраненной, если больной был способен достигать и удерживать эрекцию, достаточную для совершения полового акта с пенетрацией с использованием ингибиторов фосфодиэстеразы типа 5 или без таковых.

Через один год после РПП у 131 (75,3 %) больного не было биохимического рецидива (ПСА ≤ 0,4 нг/мл); 161 пациент (92,5 %) полностью удерживал мочу; 64 (36,7 %) больных имели в той или иной степени сохраненную потенцию.

Выявление биохимического рецидива

РПП является стандартным методом лечения больных с клинически локализованным РПЖ. Несмотря на то что РПП является одним из самых надежных методов избавления от РПЖ, приблизительно у 35 % больных отмечается рост ПСА в послеоперационном периоде [7–9].

Под биохимическим рецидивом подразумевается повышение уровня ПСА до выявляемых значений или его рост после периода нормализации.

Хотя считается, что увеличение ПСА является признаком биохимического рецидива, нет необходимости в неотложном назначении гормональной или лучевой терапии при незначительном превышении пороговых значений ПСА. Существует мнение, что незначительное, но стабильное превышение порога нормы ПСА после РПП еще не свидетельствует о рецидиве. Часто неизмененная ткань предстательной железы обнаруживается по краю резекции, особенно в ее верхушке. Доброкачественная ткань железы выявляется в 15 % биопсий из уретро-везикального анастомоза, выполняемых после РПП [10]. Кроме того, рост ПСА может быть связан с наличием эктопических ПСА-продуцирующих тканей, расположенных в основании уретры, мочевом пузыре, паравезикальных тканях и селезенке.

Читайте также:
Зачем делают мужчинам обрезание: показания к операции

Следует различать ситуации, когда уровень ПСА повышен сразу после операции и когда рост ПСА отмечается спустя какое-то время после РПП. В первом случае это объясняется либо наличием метастазов на момент операции, либо выявлением позитивного хирургического края. Второе состояние связано с местным рецидивом и/или прогрессией метастазов.

Время полувыведения ПСА составляет около 2,6 суток. Снижение уровня ПСА до неопределяемого происходит за 2–4 недели при условии, что вся ткань железы, как доброкачественная, так и злокачественная, удалена при операции. Рекомендуется первый раз измерять ПСА через 3 месяца после РПП [11]. Минимальный уровень ПСА, регистрируемый в крови, зависит от чувствительности лабораторных методов, но уровни ПСА ниже 0,1 нг/мл, как правило, не определяются.

Неопределяемый уровень ПСА сразу после операции не означает излечение, так как примерно у 40 % таких больных при дальнейшем наблюдении опухоль рецидивирует [12].

Клинически значимым является повышение ПСА более 0,4 нг/мл. P. Lange и соавт. [13] показали, что уровень ПСА 0,4 нг/мл свидетельствует о рецидиве заболевания через 6–49 месяцев после РПП.

Варианты прогресса РПЖ после выявления биохимического рецидива могут различаться. Pound и соавт. [14] показали, что с момента биохимического рецидива до появления клинически значимых метастазов, требующих лечения, проходит около 8 лет; при дальнейшем лечении продолжительность жизни увеличивается еще на 5 лет до смерти от РПЖ. Эти авторы также установили, что у больных с высокой суммой Глисона время до появления отдаленных метастазов укорачивается, особенно если время развития биохимического рецидива оказалось небольшим (менее 2 лет). Больные с высоким риском прогресса опухоли являются первоочередными кандидатами для проведения “ранней” адъювантной терапии.

Отдаленный прогноз у больных с биохимическим рецидивом РПЖ является очень сложной задачей. Необходимо учитывать множество факторов: стадию заболевания; градацию опухоли по Глисону; состояние лимфоузлов; дооперационный уровень ПСА [14–16]. Время удвоения ПСА также может помочь предсказать системный прогресс заболевания и вовремя начать лечение. Уровень ПСА пропорционален объему опухоли, следовательно, удвоение ПСА соответствует удвоению объема опухоли [17]. Чем короче время удвоения ПСА, тем более агрессивна опухоль.

Возможности дополнительных методов диагностики рецидива РПЖ

Помимо повышения уровня ПСА, что является признаком биохимического рецидива РПЖ, существует ряд дополнительных методов диагностики рецидива. Однако до сих пор точная диагностика представляет значительные трудности.

ПРИ – простой и наиболее доступный метод обследования больных с повышением ПСА после оперативного лечения; в то же время он необязателен для больных с неопределяемым ПСА. Следует отметить, что наличие очагов уплотнения не доказывает рецидив РПЖ, так же как и их отсутствие не исключает этот диагноз [18].

Трансректальное ультразвуковое исследование (ТРУЗИ) не может достоверно подтвердить наличие местного рецидива РПЖ, но повышает информативность биопсии подозрительных участков в случае изменений по данным ПРИ, выполненного в связи с повышением уровня ПСА. Однако отрицательный результат биопсии не исключает наличие местного рецидива. Использование допплеровского усиления при ТРУЗИ может улучшить выявляемость местного рецидива РПЖ.

Сцинтиграфия костей скелета редко выявляет метастазы (




    Millin T. Retropubic prostatectomy: a new extravesical technique. Report on 20 cases. Lancet 1945;2:693–6.

Schuessler WW, Shulam PG, Clayman RV et al. Laparoscopic radical prostatectomy: initial short term experience. Urology 1997;50:854–57.

Walsh PC, Lepor H, Eggleston JD. Radical prostatectomy with preservation of sexual function: anatomical and pathological considerations. Prostate 1983;4:473–85.

Walsh PC. The status of radical prostatectomy in the United States in 1993. Where do we go from here? J Urol 1994;152:1816.

Flowler FJ, Barry MJ, Lu-Yao G et al. Effect of radical prostatectomy for prostate cancer on patient quality of life: results from medicare survey. Urology 1995;45:1007–13.

Talcott JA, Rieker P, Propert KJ, et al. Patient-reported impotence and incontinence after nerve-sparing radical prostatectomy. J Nat Cancer Inst 1997;89:1117–23.

Pound CR, Partin AW, Epstein JL et al. Prostate-specific antigen after anatomic radical prostatectomy: patterns of recurrence and cancer control. Urol Clin North Am 1997;24:395

Catalona WJ, Smith DS. 5-year tumor recurrence rates after radical prostatectomy. J Urol 1994; 152:1837.

Han M, Partin AW, Pound CR et al. Long-term biochemical disease-free and cancer-specific survival following anatomic radical retropubic prostatectomy. The 15-year Johns Hopkins experience. Urol Clin North Am 2001;28(3):555.

Amling CL, Brgstralh EJ, Blute ML et al. Defining prostate-specific antigen after radical prostatectomy: what is the most appropriate cut point? J Urol 2001;165:1146–51.

Villers A. PSA in a follow-up after radical prostatectomy: a review. In: Murphy G, Griffins K, Denis L, Khoury S Chatelain C, editors. Proceedings from the First International Consultation on Prostate Cancer. Cocket; 1997;AT:112.

Stein A, De Kernion JB, Smith RB et al. Prostate-specific antigen levels after radical prostatectomy in patients with organ confined and locally extensive prostate cancer. J Urol 1992;147:942.

Lange PH, Ercol CJ, Lightner DJ. The value of serum prostate-specific antigen determination before and after radical prostatectomy. J Urol 1989;141:873.

Pound CR, Partin AW, Eisenberger MA et al. Natural history of progression after PSA elevation following radical prostatectomy. JAMA 1999;281(17):1591–7.

Amling CL, Blute ML, Brgstralh EJ et al. Long-term hazard of progression after radical prostatectomy for clinically localized prostate cancer: Continued risk of biochemical failure after 5 years. J Urol 2000;164:101–5.

Epstein JL, Partin AW, Sauvageot J, Walsh PC. Prediction of progression following radical prostatectomy. A multivariate analysis of 721 men with long-term follow-up. Am J Surg Pathol 1996;20:286–92.

Stamey TA, Kabalin JN, McNeal JE et al. Prostate-specific antigen in the diagnosis and treatment of adenocarcinoma of the prostate. II. Radical prostatectomy treated patients. J Urol 1989;141: 1076–83.

Pound CR, Christens-Barry OW, Gurganus RT et al. Digital rectal examination and imaging studies are unnecessary in men with undetectable prostate-specific antigen following radical prostatectomy. J Urol 1999;162:1337.

Cher ML, Bianco Jr FJ. Limited role of radionuclide bone scintigrafphy in patients with PSA elevations after radical prostatectomy. J Urol 1998; 160:1387.

Johnstone PA, Tarman GJ, Riffenburgh R et al. Yield of imaging and scintigrafphy assessing biochemical failure in prostate cancer patients. Urol Oncol 1997;3:108.

Herr HW. Quality of life of incontinent men after radical prostatectomy. J Urol 1994;151:652–4.

Litwin MS, Pasta DJ, Yu J et al. Urinary function and bother after radical prostatectomy or radiation fore prostate cancer: a longitudinal, multivariate quality of life analysis from the cancer of the prostate strategic urologic research endeavor. J Urol 2000;164:1973–7.

Catalona WJ, Carvalhal GF, Mager DE et al. Potecy, continens and complication rate in 1870 consecutive radical retropubic prostatectomies. J Urol 1999;162:433–8.

Walsh PC, Marschke P, Ricker D et al. Patient-reported urinary continents and sexual function after anatomic radical prostatectomy. Urology 2000;55:58–61.

Myers RP, Cahill DR, Devine RM et al. Anatomy of radical prostatectomy as defined by magnetic resonance imaging. J Urol 1998;159:2148–58.

Eastman JA, Kattan MV, Rogers E et al. Risk factors for urinary incontinence after radical prostatectomy. J Urol 1996;156:1707–13.

Schwartz EJ, Wong P, Graydon J et al. Sildenafil preserves intracoroporеal smooth muscle after radical retropubic prostatectomy. J Urol 2004; 171:771–4.

Криптозооспермия – не приговор. Клинический случай мужского бесплодия

Шушакова Е.К., Рублева О.В.
Городской центр медицинских исследований, г. Москва

Нарушение репродуктивной функции мужчин является актуальной проблемой в современном обществе и, по данным различных клиник, составляет 15-45% среди обратившихся пар. Причины, влияющие на состояние мужской репродуктивной системы весьма разнообразны, однако большое значение имеют различные инфекции, как вирусные, так и бактериальные.

При уточнении этиологии мужского бесплодия, считается, что ранее перенесенные бактериальные инфекции чаще всего приводят к обтурационной аспермии, возникающей вследствие обструкции семявыносящих путей. К таким осложнениям приводят острая гонорея, хламидийная инфекция, длительно протекающие микст-инфекции в виде различных сочетаний микоплазм, уреаплазм, трихомонад, листерий, стафилококков, кишечной палочки и др. Однако при микст-инфекции роль инфекционного фактора отходит на второй план, а ведущими являются тканевые пролиферативные реакции, нейроэндокринные реакции, аутоиммунный компонент.

Кроме того, необходимо помнить о проблеме гипердиагностики бактериальных инфекций мужской половой сферы. Определить роль инфекционного фактора в структуре причин бесплодия достаточно сложно, т.к. мало статистических данных, они не всегда корректны, не каждый мужчина идет обследоваться по поводу нарушения фертильности, а результаты разных лабораторий часто несопоставимы. [1]

Сами по себе урогенитальные инфекции практически не нарушают морфогенез, однако оказывают влияние на подвижность сперматозоидов и ведут к изменению физико-химических параметров семенной плазмы, в частности ее кислотности и вязкости, в связи с наличием окислительного стресса и увеличением провоспалительных интерлейкинов [1, 7] Так же следует учитывать, что если изначальное качество эякулята было хорошим, то преходящие изменения состава и свойств семенной жидкости не оказывают, как правило, значимого влияния на фертильность.

Так как многие исследователи публикуют противоречивые данные о влиянии бактериальной инфекции, в частности, хронического бактериального простатита (ХБП) на различные параметры эякулята, группа китайских авторов провела мета-анализ с Medline, PubMed, EMBASE и двух китайских баз данных (CNKI и ВАН Fang) для выявления соответствующих исследований. Было показано, что жизнеспособность сперматозоидов, общая подвижность, а также процент сперматозоидов с прогрессивным движением у пациентов ХБП значительно ниже, чем в контрольных группах. Тем не менее, ХБП не оказал существенного влияния на объем спермы, концентрацию сперматозоидов и продолжительность разжижения семенной жидкости [13].

Роль вирусов и, особенно, вирусов семейства герпеса в развитии бесплодия как у женщин, так и у мужчин велика и часто этиологическим фактором является вирус простого герпеса (ВПГ). Широкая распространенность герпесвирусной (ГВ) инфекции общеизвестна, а наличие ее у человека принимает разнообразные формы от бессимптомного носительства до выраженных клинических проявлений.

При изучении большого количества штаммов выделены две основные антигенные группы инфекции – типы ВПГ 1 и ВПГ 2, несколько различающиеся вирулентностью и патогенностью. Инфицирование одним типом ВПГ не исключает возможности перекрестного заражения другим типом возбудителя, а антитела к обоим серотипам выявляются у 30% обследованных. Под влиянием различных как экзогенных так и эндогенных факторов, повреждающих иммунную систему, происходит ослабление контролирующих механизмов «хозяина» и, соответственно, реактивация вируса и развитие рецидива. Изменения иммунной системы у больных ВПГ–инфекцией могут быть обусловлены как предшествующим иммунодефицитом, так и влиянием персистирующих ГВ на иммунокомпетентые клетки [3].

Однако некоторые авторы считают не совсем доказанным влияние различных инфекций, передаваемых половым путем, в том числе, ВПГ на развитие бесплодия, хотя не отрицают ухудшение качества спермы при хронических инфекциях, как вирусных, так и бактериальных [8, 9]. Тем не менее, большинство ученых рассматривают вирусные инфекции как прямую и/или косвенную причину мужского фактора бесплодия. Кроме того, инфицирование половых клеток предполагает возможность вертикальной передачи вируса при оплодотворении яйцеклетки пораженной гаметой, что может стать причиной самопроизвольного аборта или внутриутробной инфекции плода [5].

По данным, Amirjannati N., распространенность ВПГ в эякуляте мужчин, с нарушением фертильности и не имеющих клинических проявлений вирусной инфекции, составляет 12% при диагностике методом ПЦР. Как правило, других причин, объясняющих бесплодие, нет. При серологическом обследовании этих же пациентов (исследователи выявляли IgM к ВПГ) получено всего лишь 3,2% положительных проб [6]. В исследовании Monavari S.H. у пациентов с бесплодием и бессимптомным течением герпесвирусной инфекции выявление в эякуляте ДНК ВПГ-1 составило 22,9%, а ВПГ-2 – 14,3%. У обследованных ВПГ инфекция не была связана с подвижность и наличием морфологических дефектов сперматозоидов, но коррелировала с более низким количеством сперматозоидов в семенной жидкости. [10]

D. Kotronias с соавторами так же установили связь между наличием ВПГ в эякуляте и снижением количества и подвижности сперматозоидов, [11, 12], а наличие цитомегаловируса (ЦМВ) и Эпштейна-Барр вируса (ЭБВ), в эякуляте не влияло ни на количество, ни на подвижность мужских половых клеток [11]. Отрицательное влияние герпесвирусов, в частности ВПГ 2, на сперматогенез отметили и китайские исследователи. В образцах эякулята пациентов, инфицированных этим штаммом вируса, зарегистрировано снижение количества сперматозоидов, наличие незрелых форм и различные признаки апоптоза [14]

Частота выявления ДНК ВПГ в эякуляте у мужчин с нарушением фертильности в разных странах следующая 3,2-3,7% в Германии, в Китае – 4,8%, в Греции – 2,1-49,5%, 24% в Японии [4].

По данным российских исследователей, у мужчин с первичным бесплодием в браке по сравнению с практически здоровыми ВПГ достоверно чаще встречается как в цельном эякуляте (31% против 17%; p = 0,049), так и во фракции активно-подвижных сперматозоидов (30% против 8%; p = 0,016). Показано, что обнаружение ВПГ в эякуляте прямо коррелирует со снижением количества активно-подвижных сперматозоидов (p = 0,0001) и уменьшением доли морфологически нормальных форм половых клеток (p = 0,002).

Частота выявления вирусов герпеса имеет большой разброс, что, соответственно, связано с чувствительностью и специфичностью метода детекции, тем не менее, максимальные и минимальные значения совпадают. Есть данные о сезонности выявления ГВ в эякуляте, с преобладанием в зимнее время с декабря по февраль, соответственно для ВПГ 34% против 24,5% (р=0,019) в остальные месяцы. Эти данные имеют большое клиническое значение для профилактики горизонтальной и вертикальной передачи ВПГ при планировании беременности. [4, 5]

В связи с вышесказанным, представляем клинический случай ГВ инфекции у мужчины с первичным бесплодием. На прием обратилась супружеская пара с жалобами на отсутствие беременности при регулярной половой жизни без контрацепции в течение 5 лет. Возраст супругов на момент обращения: мужчина 40 лет, женщина 32 лет. Из анамнеза известно, что в течение последнего года применение вспомогательных репродуктивных технологий: 2 ЭКО+ИКСИ и 5 криопереносов эффекта не дало. Женщина обследована, здорова, жалоб не предъявляла. Ее супруг ранее проходил обследование и лечение у уролога с диагнозом криптозооспермия. В бактериальном посеве эякулята выделены условнопатогенные микроорганизмы (табл. 1). После чего урологом была назначена антибактериальная терапия – цефиксим (Супракс) 400 мг, 1 раз в сутки длительность курса 7 дней, а также Флогэнзим по 2 таблетки 3 раза в день в течение 2 месяцев, азоксимера бромид (Полиоксидоний) суппозитории 12 мг per rectum через день, №10. В повторном бактериальном посеве снова выделен Enterococcus faecalis и Pseudomonas aeruginosa (табл.1) и рекомендован повторный курс антибактериальной терапии – ципрофлоксацин 500 мг 2 раза в сутки 7 дней, калия оротат 500 мг 3 раза в день, 3 недели, суппозитории «Галавит» 0,1 per rectum через день, №10. В посеве эякулята после двух курсов антибиотикотерапии вновь выделен фекальный энтерококк и кишечная палочка.

Диагностика и лечение болезней мочеполовой системы

Ротов Антон Евгеньевич, врач высшей категории, К.М.Н., уролог

Общая
урология

Мужские
болезни

Женские
болезни

Хирургическая андрология

Я – оперирующий уролог

Я – опытный оперирующий уролог со стажем работы в крупных многопрофильных больницах более 18 лет (в том числе, заведующим урологическим отделением). Мой опыт позволяет решить большинство проблем моих пациентов с минимальным количеством неприятных ощущений и за короткий срок . Своим пациентам я предлагаю:

  • Индивидуальный план лечения
  • Современное
    оборудование
  • Полное сохранение конфиденциальности
  • Лечение
    по полису ОМС
  • Консультации
  • Специальные условия для иногородних пациентов

Где я принимаю пациентов?

Современная клиническая база

Амбулаторный прием и консультации проводятся в медицинском офисе на базе клиники Крамара (м. Китай-город, Москва, Малый Ивановский переулок д. 11/6, стр.1). Клиника оснащена всем необходимым оборудованием.

Стационарное и хирургическое лечение осуществляется в клинической больнице Центросоюза . Это известное лечебное заведение с более чем 40-летней историей. В настоящее время она представляет собой современный многопрофильный медицинский центр, расположенный в центре Москвы, в пешей доступности от метро «Проспект мира». В больнице имеются одно-двухместные палаты со всеми удобствами (санузел, телевизор). Лечение проводится всем гражданам России, по полису ДМС, ОМС и на коммерческой основе.

Кому я могу помочь?

Основные направления моей работы

  • Общая урология
  • Мужские болезни
  • Женские болезни
  • Андрология
  • Мочекаменная болезнь

Общая урология

Основные проблемы, которые решаются в рамках урологических операций общего характера:

Мужские болезни

Лечение основных мужских заболеваний.

Женские болезни

Лечение основных женских заболеваний.

Хирургическая андрология

Лечение заболеваний в области андрологии.

Мочекаменная болезнь

Лечение заболеваний в области андрологии.

Лечение в Германии!

Я рад предложить своим пациентам лечение в Германии у своих друзей, в урологической клинике PUR/R (г. Мюльхайм-на-Руре, Западная Германия) по ценам клиники, без комиссий и процентов.

Лицензии и сертификаты

Что думают мои пациенты

Вызывал доктора на дом. Удовольствие, конечно, не из дешевых, но того стоило. Приехал достаточно быстро. Внимательный к мелочам, выслушал все мои жалобы, осмотрел, поставил предварительный диагноз, помог. Я к нему через пару дней уже на прием попал, там уже все точно определили и начали лечение. Рекомендую, отличный доктор.

Профессиональный доктор. Приём прошёл легко. Врач мне всё доступно объяснил по дальнейшему лечению и назначил сдачу анализов. Я пойду к нему на повторный приём.

Мне Антона Евгеньевича порекомендовали как одного из самых опытных урологов в Москве. Начались боли в области паха, поначалу я думал потянул или еще что, но потом не проходило и естественно я запереживал. Отправился в доктору Ротову, он меня выслушал очень внимательно, осмотрел, вопросы задавал, в общем настоящий прием, не просто взглянул и отправил. Оказалось, что у меня варикоцеле и его желательно было удалить хирургически. Я конечно согласился, если доктор говорит нужно, значит нужно. Операция Мармара прошла отлично, боли и дискомфорта никакого не почувствовал, разве что немного после побаливал. Но сейчас все отлично.

Очень хороший специалист, я к нему обращалась в сентябре этого года из-за посткоитального цистита, он меня просто выручил. Провел мне операцию по транспозиции уретры и вот уже третий месяц идет, чувствую себя хорошо. Большое спасибо Вам за доброе отношение к пациентам и профессиональный подход к лечению!

У меня была консультация, она прошла даже лучше, чем я ожидал. Антон Евгеньевич — хороший, тактичный специалист и профессионал.

О том, что у меня варикоцеле, узнал только, когда проходил проверку на бесплодие – о том показала спермограмма. Болезнь проявлялась не явно, ничего не болело и не сказать, чтобы очень сильно беспокоило, только ноющее и тянущее ощущение время от времени было. Я по этой причине не хотел никаких операций делать, казалось, что просто незачем под нож ложиться в таких ситуациях.мОказалось, что ошибался. Наблюдался по этому вопросу я у доктора Ротова Антона Евгеньевича, он-то и смог меня убедить в необходимости ее проведения, в частности по методике Мармара мне делали. Если честно, был удивлен, симптомы казались довольно безобидными, но по факту оказалось, что заболевание и к атрофии привести в том числе может, а медикаменты не особенно-то против него действуют. С Антоном Евгеньевичем мне работать понравилось. Если уж к кому в таких ситуациях и обращаться, то, как мне кажется, только к нему – очень трепетно относился к моему здоровью на протяжении всего лечения, проводил очень понятные консультации и каждую мелочь объяснял. Саму операцию он провел максимально профессионально, эффект от нее заметен. Анестезию мне сделали общую, хотя можно и местную было попросить. Никаких осложнений не было, а шанс рецидива, насколько мне сказали, вообще мал. После операции восстанавливался недолго, это тоже огромный плюс, а рубца после нее также оказалось почти не видно

Спасибо доктору Ротову за заботу о своих пациентах. В начале сентября у меня случился небывалый приступ цистита. Так было плохо и больно, как ещё никогда. Я даже не уверена была, что это цистит, но в больницу ехать в таком состоянии категорически не было сил. К счастью, муж […] Антона Евгеньевича и узнал, что он работает в т. ч. с выездом на дом, с переносным аппаратом УЗИ. Доктор приехал быстро, всего через полчаса после вызова, очень внимательно и по-доброму ко мне отнёсся. Подтвердил диагноз и выписал лекарство для скорейшего облегчения моих мучений. Ну и дальнейшее, более обстоятельное лечение, конечно, тоже проводили вместе с ним! Теперь уж, надеюсь, нескоро меня эта беда побеспокоит.

Избавление от камней без операции ультразвуком, это просто фантастика какая-то, космос, вообще без боли,вообще, Спасибо врачу Антону Евгеньевичу Ротову, замечательный врач, вооруженный современным оборудованием творит чудеса, камни реально в пыль, как обещали, простите, помочился и даже не почувствовал. Спасибо Бест Клинике огромное, оно того стоит. А вообще не доводите до камней, это боли адские.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: